20 Сентября 2018 / Четверг

Веймар — родина гуманизма в Германии

«Гармония должна царить повсюду. Ей подчинено всё». Вольфганг Иоганн Гёте писал из Италии герцогу Карлу Августу о загородных домах Рима. «Нужно построить такой парк в Веймаре и включить его в парковый ансамбль города. Самые значительные здания должны находиться в видимости друг от друга, а разделять их нужно просеками». Гёте любил свой загородный дом на Ильме. В нём было спокойно. Здесь двадцатишестилетний молодой человек почувствовал себя хозяином в доме. В этом доме он несколько лет прожил со своей будущей женой вне уз брака. Дом находился всего в нескольких сотнях метрах от известной во всём мире библиотеки Анны Амалии. Герцогиню Анну Амалию не заботили городские сплетни. Она держала около себя самых выдающихся людей. Поэт Кристоф Мартин Виланд был домашним учителем её сыновей. Гёте стал первым министром, правой рукой и хорошим другом восемнадцатилетнего регента Карла Августа.

Библиотека обязана своей известностью Гёте. Благодаря его участию было собрано много тысяч книг. Немецкая классика вскормлена знаниями и идеалами просвещения, равновесием эстетики и целесообразности. Библиотека расположена на окраине Веймара и одновременно в его центре, вблизи ратуши, театра, рынка, церкви и замка герцога. За пятьдесят лет до того, как Гёте пригласил Иоганна Готфрида Гердера в Веймар, в церкви, названной позже его именем, играл Иоганн Себастьян Бах. Он был придворным органистом. Алтарная картина Лукаса Кранаха служит иллюстрацией к вере, которую сегодня воспринимают всё труднее. Не восхвалять, не порицать, но разъяснять. Таков был девиз Гердера, великого богослова и учителя. Это было основой знаменитого гуманистического образования. Они жили рядом, эти великие учёные и художники. Но почти десятилетиями не общались друг с другом. Сегодня дом Гёте – это центр города, место притяжения туристов. Все путешественники мира стремяться в Веймар, чтобы узнать и понять идею немецкой классики. Живя в своём доме, Гёте вместил в него почти весь мир. Сицилийские литографии, мраморные итальянские бюсты, геологические древности из Эттерсберга, кости первобытных животных. Все комнаты обставлены в соответствии с их предназначением.

От яркой праздничности жёлтого зала до скрупулёзной целесообразности рабочего кабинета. Сидя в инвалидном кресле, за несколько часов до кончины Иоганн Вольфганг Гёте подробно излагал свою теорию о красках. Казалось, что для него нет ничего важнее. В 1774 году разрушительный пожар полностью уничтожил городской замок. Восстановлением Гёте руководил лично. Он интересовался каждой деталью: красками, декором, их взаимодействием. Скульптурные фигуры римской и греческой истории украшают лестницы и залы замка. Какими же людьми были эти аристократы, проживающие в маленьком немецком княжестве, если самыми желанными гостями для них были Кранах и Бах, Гёте, Гердер, Виланд и Шиллер? После пожара герцогиня перебралась в другой замок. Картины пожара и портрет герцогини висят в Виттумпале — доме, который Анна Амалия любила больше, чем большой замок. В Виттумпале прекрасна каждая мелочь. Здесь герцогиня устраивала свой салон. Легендами овеян круглый стол в этом доме. За ним собирались для трапез и бесед. Своим сыновьям Анна Амалия находила лучших учителей. Они становились друзьями и компаньонами. За этим столом обсуждались планы, придумывались праздники, читались пьесы. В летние месяцы хозяйка дома переносила свой круглый стол в Тифурт, за ворота Веймара. На берегу Ильма находилась маленькая сцена. «Ифигения» впервые здесь была поставлена. Гёте сам сыграл Ореста. Маленькое поместье Тифурт сложно назвать замком. Иначе выглядит замок Бельведер. Он находится в южной части Веймара. Тут всё дорого и пышно.

Из-за обустройства этого замка герцогство чуть не стало банкротом. На помощь пришёл Гёте. Он навёл порядок в государственных финансах. В Бельведере был манеж и бальный зал, пажеский корпус и гауптвахта, конюшня, сад и оранжерея. Двести лет назад в оранжерее выращивали лимоны, гранаты, ананасы, персики, виноград, апельсины и кофе. Пока Гёте занимался садоводством, его друг Шиллер, борясь со смертельной болезнью, продолжает писать. В Веймаре есть дом, в котором умер Шиллер. Здесь он провёл последние три года жизни. Шиллер был великим драматургом. Дружба Гёте и Шиллера объединила реализм и идеализм, лирику и драму, природу и историю. В этом единение заключается суть понятия Веймарская классика. Они поздно познакомились. Смерть рано разлучила их. Потомки воссоединили их в княжеском склепе. Эттерсбург ещё один замок, куда герцогиня приглашала своих гостей. Где-то здесь Гёте формулировал свои гуманистические идеи. Прошло много лет после смерти Гёте, и здесь появился концлагерь Бухенвальд. Эттерсбург стал символом ужаса и страдания. Но идею уничтожить нельзя. Когда мир чествует Веймар, он чествует Веймарскую классику.